Обратная связь
×

Обратная связь

Первый коллективный пост Орды

    01 ноября 2012 в 15:24
  • 65,9
  • 1482
  • 204
  • 65,9
  • 1482
  • 204

Трепещи, Орда и готовься читать шедевр коллективного помешательства ума лучших авторов horde.kz!

Ниже подписанным авторам хватило смелости и таланта предоставить кусочек своего авторства для общего дела, вашего удовольствия и настроения.

Здесь мы определяли тему, но скорее жанр, здесь участников Первого коллективного поста Орды. Собственно по ссылкам вы найдете ответ на вопрос, почему в одном Первом коллективном посте авторов Орды аж три темы)

 

Сразу скажу для критиков и просто пробегающих мимо, что ценность ниже изложенного материала не только в чистейшего вида творчестве и креативности. Это в первую очередь коллективный сплоченный труд, возможность новичков поработать с топ авторами, и наоборот. Ведь некоторые участники в жизни бы не написали, на подобного рода тему, или в таком необычном стиле.

Как куратору процесса, было забавно наблюдать, как кто-то переживает за свой кусочек, или невозмутимо скидывает «свою» частичку в общий котел пост. Или, как автор уловил мысль предыдущего, или не уловил, а то и вовсе, вывернув тексту все суставы, повернул события в другое русло)

Приступайте!

 

 Первый коллективный пост Орды

 

«Техногенная мистика»

______________________________________________________

Авторы: pacifist, klenin65, duende, Botagoz, nobel.

 

 

Я открыл окно, и в комнату ворвался свежий октябрьский воздух. Сухой лист, лежавший на подоконнике, затрепетал, словно женщина в руках любимого мужчины. Захотелось прокричать что-нибудь дерзкое, разорвать увядающий покой тихой улицы. Вместо этого откуда-то из потолка раздался металлический женский голос: «Внимание, температура на улице ниже установленной нормы. Открытое окно может стать причиной простуды.» Проклятый Умный дом разрушил всю атмосферу своей бестолковой заботой.  Окно с механическим гулом закрылось, и я снова остался один на один с искусственной тишиной, огражденный от всего мира двойными стеклами .  Не оставалось ничего, кроме как съесть безвкусный синтетический завтрак и отправиться на опостылевшую работу.  Но постель я оставил не заправленной, словно бы назло этой бездушной машине, одержимой порядком. В голове вертелся незатейливый мотив старинной песенки: «До чего дошел прогресс, до невиданных чудес…»

Всё как обычно. Вернее, всё как обычно только внешне. Я мог бы никуда идти, тем более работа действительно мне опостылела. Но вот уже неделю я не нахожу себе места в доме, всё, что я делаю, даже эта не заправленная постель, подчинено одной единственной цели – попытке понять происходящее.

 В доме, доме который спроектирован так, что может подчиняться только мне, происходит то, чего происходить не может. Этого не может быть потому, потому что не может быть никогда. В доме живу ещё один я.

 Когда я возвращаюсь, дом докладывает о том, что выполнил мои задания. Например, вчера он приготовил на ужин мороженное с солёными огурцами, заправленное кетчупом чили.

 Робот-ремонтник из сервисной службы не обнаружил никаких проникновений извне, все системы работают автономно и не могут принять чужой приказ. Но как объяснить, что это же робот вдруг начал отвечать на вопросы, которые я не задавал, хотя его устройство позволяет воспринимать только голос клиента, а я в этот момент ничего не говорил?

Проклятые консервные банки… Сколько не бейся, какой нибудь сбой да произойдет. В такие моменты, я невольно начинаю завидовать предкам..

 Покойная прабабушка часто рассказывала мне истории своей жизни. Мне было интересно слушать ее и рисовать картины того, как будто бы вымышленного мира. Я с трудом представлял, как можно было обойтись без лётомобиля и часами стоять в пробках, говорить по телефону и не иметь возможности видеть 3Д проекцию. И вся эта бесконечная груда домашних дел… А когда то их делали вовсе не роботы, а люди. Сами, без чьей либо помощи. И не жаловались. Да, совсем не жаловались. Они умели быть счастливыми без всей этой груды железа..

 Может прозвучит глупо, но я скучаю по тому времени, которое знаю лишь по рассказам. Окажись я там сейчас, хотя бы на чуть чуть.

С другой стороны, современные люди просто бы не выжили, без всех этих гаджетов. Куда не ткнись, везде техника. Время инноваций стремительно бежит, оставляя за собой широкий спектр технологий, которые приковывают нас как рабов современного общества. Да, именно рабов. Мы жадно рвемся, сами того не понимая, заполучить новую «штучку», чтобы потом проводить с ней минуты жизни, дни, недели, года, забывая при этом, что реальная жизнь проходит мимо нас.

 Никто не хочет признавать эту реальность, но мы живем в техногенной сети. Если бы моя прабабушка, физик по образованию была бы жива, она сказала бы, что «настало страшное время техногенной мистики. Мистикой казалось это время для наших прародителей. Для нас это обыденность. А что же будет мистикой для нас?! Что может быть хуже или наоборот лучше сегодняшней жизни? Может человек под властью техногенного времени и вовсе перестанет существовать?

 Изо дня в день, прикованный к груде железа, забываешь о своей жизни. А ведь так хочется дышать полной грудью, наслаждаться природой, пением птиц, наблюдать, как происходит смена сезонов. Зима, весна, лето, осень. Рассказы Илиды (моя пробабушка), так повлияли на меня, что хочется сменить обстановку. Какова же наша реальность?

Загруженный в свои мысли я не заметил как добрался до лаборотории. Али дожидался меня у входа. В коричневом плаще он больше походил на сыщика из старых американских фильмов нежели на ученого. Поздоровавшись мы молча вошли. Мне было интересно также ли он в нерешительности как и я. Мы подошли к лифту и он нажал кнопку вызова.

  — Когда-то ученые которые открыли свойства атома жалели об этом. — прервал я тишину пока мы дожидались лифта.

  — Не надо сантиментов. — нахмурил он брови. — сегодня мы покажем наше детище. И лучше жалеть о сделанном чем жалеть о незделанном Баур.

  — Мы до сих пор не поняли куда «PSYCHE» затягивает «души». Как только мы покажем наш аппарат правительства и военные сразу же начнут контролировать наш проэкт, а возможно даже и использовать «сырой» аппарат в своих целях. А вдруг все выйдет из под контроля?

  — Знаешь, вытягивание «душ» из людей и превращение их в недееспособных зомби посредством Интернета и мобильных аппаратов гораздо гуманнее чем взрывать девятиэтажные дома с «террористами» по улице Бекмаханова. И потом, как только мы разберемся с вопросом возврата «душ» их владельцам все станет на свои места.

  — И люди опять начнут… — сказал я входя с ним в лифт.

  — Главное это контроль. — прервал Али нажимая на кнопку лифта. — Представь как мы с союзниками за один день завоевываем мир без единого выстрела.

  — Превращая людей в овощи...

  — Этот мир всегда будет несовершенным. Всегда будут победители и побежденные. Победители которые пожинают плоды и побежденные которые живут с комплексом неполноценности.

 Лифт остановился на -8 этаже. Мы вышли и направились в сторону конференц-зала. Тут нас уже ждали люди в военной форме.

 Сегодня был день который возможно в очередной раз изменит наши жизни...

 

 

 

 

 

Первый коллективный пост Орды

 

«Фэнтези»

_______________________________________________________

Авторы: Haron, Urban, Deena, BenevolentECR, Mult.

 

 

Октябрьским хмурым утром автобус подъезжал к остановке, и народ начал готовиться к высадке сбившись гурьбой у выхода. Подхватив сумку Ярик направился к дверям, как вдруг раздался матерный возглас водителя и последовавшее за ним довольно резкое торможение. Бросил взгляд по направлению движения автобуса. Посмотрел и не смог, оторвать взгляд.

— Это еще что за хрень!? — раздался рядом возглас рослого парня, с рельефной мускулатурой, заметной даже под тонким свитером, в который он был одет. В небе над дорогой клубилась багровая тьма, иначе и не скажешь. Мрачные, темные тучи прямо на глазах образовывали гигантский водоворот тьмы. Разряды молний проскакивали по краям воронки, ненавязчиво демонстрируя поистине гигантскую энергию, затраченную на ее образование. Стремительно темнело. Через мгновение в небе открылся провал, ведущий в неведомые бездны и словно заглядывающий в душу каждого, точно черный глаз демона из царства мрачного Аида. «Началось! — сковала сердце и заставила дрожать колени паническая мысль. — Началось!»

Хотя, что именно началось и как оно может закончиться, вряд ли кто мог сказать. На мгновение все вокруг поглотила звенящая тишина. Но вот в этом водовороте, в этом клубке тьмы появились точки. Сгустившись из первозданной тьмы, они замерли на мгновение, на один удар сердца, а потом понеслись к застывшим людям и машинам, быстро увеличиваясь и приобретая узнаваемые очертания.

Распространяя вокруг себя волны ужаса, кошмарные, одетые в броню твари с могучими крыльями атаковали город. Громогласный рев ударил по перепонкам. И в ответ, протяжным, глухим стоном ответила земля под ногами. Словно в нее, как в живую вонзил жадные челюсти неведомый Зверь и вырвал кусок плоти.

  — Етицкая Богамышь!!! Д-Драконы! – просипел Ярик, губы предательски дрожали.

 Но тут их автобус накрыла тень очередной атакующей твари, автобус сотряс страшный удар. Крышу, точно копья, пронзили черные когти, раздалось хлопанье крыльев. Рывок, и Ярослав упал в проходе автобуса, сильно ударившись головой. Последнее, что промелькнуло перед его взором, была убегающая земля за окном автобуса.

Виритник, сноходец, мастер ментала…. Теперь его мало кто называл по имени. По земному. Нынешнее имя он придумал сам – Рурк. За те месяцы, после Перехода он превратился из дохляка в жилистого и выносливого. Его новые способности принесли и свои неприятности. Кожа не терпела солнечного света и покрывалась волдырями. Приходилось кутаться в балахон и закрывать лицо капюшоном.

Это только кажется, что земная жизнь, закончившись, сразу перетечет в небесную. Со всякими удовольствиями, неведомыми доселе почестями и безгрешным проживанием в самом богоугодном пространстве.

 Так бывает, если ничего не начудил ты в своей земной жизни.

 Ярик был тот еще бес. Неуемный, ветреный, злобный. Не тот, что на ногу в автобусе наступает, а тот, что в этот момент еще и в голове своей мрачные картины твоего убийства рисует, в подробностях.

 Потому, после Перехода, нечего было ожидать чего-то другого, кроме Ада кромешного, Геенны огненной. Пройдя все кипящие чаны и сковородки, его плоть измученная, изъеденная, обожженная, перестала чувствовать боль.

 Теперь можно было все. Особенно, в моменты Вылазок обратно. Конечно, если этот выход заслужить. Но много для того не было нужно – всего-то пару гадостей среди своих же упырей, да и «вильнуть хвостиком» перед кем надо.

 Зато, выпущенный на свободу, Рурк делал все, что хотел. Чего не мог делать раньше, когда был Яриком. Да и выходил он только по ночам, так что, за сохранность «кожи» можно было не бояться.

 А позволено было многое.

 Можно было мучить душу человека, испытывая его горестными терзаниями, слезами и страхами, отнимая самое драгоценное, и наслаждаться его дикой душевной болью. Можно было – и было это еще прекрасней — подкараулив в темной подворотне заплутавшего путника, рвать его тело, плоть, своими острыми зубами, кромсать безжалостно стальными когтями, вынимать кишки, и волочить их за собой по земле …

 Можно было выть, запрокинув высоко голову, сладко, звучно, устрашающе…

 Можно было быть собой.

Сегодня ночью Рурк напал на след шайки матерых цыган. Среди них были только мужчины и пленники, они передвигались к северу от города в крайней спешке. Их наглые возгласы и смех задели самомнение Рурка. «Эта мразь из плоти и крови меня не боится, без всякого страха пересекает мою территорию», — шипел Рурк, проверяя левое плечо, которое было задето куском ржавого железа месяц тому назад. Зачем уже во второй раз шайка людей в тряпье и примитивным оружием в руках идет на Север, Рурк не знал. В прошлый раз он прикончил всех, кто нагло и бесстрашно направлялся к долине с черным кустарником через его владения. В этот раз он не намеревался сделать исключение. Схватив тесак, Рурк, как тень, последовал за орущей кучкой вымирающего сброда.

 Почти нагнав группировку, он насчитал 14 цыган, двое из которых несли рюкзаки во весь рост, и около 7 пленников, руки которых были повязаны куском длинной ткани. Вожак что-то крикнул в воздух и все уселись вокруг него. Это означало привал.

 Рурк стал прислушиваться к их речи, но не мог разобрать ни слова. Слишком много гласных, а слова обрываются каждую последующую секунду.

 -Они делят продовольствие и решают, которого из пленника убить и съесть, — услышал Рурк тихий и спокойный голос за своей спиной.

 Судя по голосу, то была особь явно женского пола. Он даже не обернулся, полагаясь на свою интуицию. Опасности он не чувствовал, поэтому, поглядывая на загорающийся огонек костра, сделанный цыганом, он ответил:

  — Отлично, на этом костре я их всех и зажарю, кстати, ты к ним тоже присоединишься.

 Рурк все смотрел на костер, но ждал продолжения беседы. Молчание затянулось, Рурк уже начал думать, что собеседника позади него уже нет, а может быть, и не было вовсе. Может это плод фантазий, возникший спустя длительное время одиночества. Он обернулся и затаил дыхание: в метрах десяти от него стояла девушка, такая же, как и он, только девушка. Прежде он встречал себе подобных мужчин, но убивал их.

 -Не получится, я их сопровождаю к скалистой возвышенности, и разорву всех, кто станет на моем пути. И кстати, меня зовут Ида.

Высокомерная выскочка, подумал Рурк. Но его левое плечо намекнуло ему, что Ида возможно была достойным оппонентом. Разорвать её на месте, разрубив на мелкие кусочки. Или выслушать эту бесстрашную дурочку?

 -Кто же ты, и как осмелилась угрожать мне?, — в несвойственная для себя манере, тихо и серьёзно спросил Рурк.

 -Я Ида, остальное знать тебе уже не обязательно. И если ты не спрячешь свой ножечек, я начну нервничать, и тогда ты больше ничего не узнаешь в своей жизни.

 -Ты забавная, смелая, но глупая. Ты даже не представляешь кто я! И на что я способен!

 -Я знаю многое, даже больше чем ты думаешь, Ярик.

 Такого Рурк не ожидал. Он так давно не слышал этого имени, его имени. Нужно взять себя в руки. Но как, же это сделать, все мысли переплелись. В голове тысячи вопросов, миллионы догадок, и вся эта бурда, полита обильным слоем, гнева, злости и восхищения.

Не долго думая, он вонзил в нее свой клинок со словами «шешен!», по его небритой щеке, покатилась скупая мужская слеза, в душе у него все перевернулось. он видил мозги, много крови и ему это нравилось! Но больше всего ему нравилось как лежит эта девушка… бледное лицо, бездушные глаза, холодное тело...

 Он одумался и решил вернуться в город, туда, где все началось.

 Все монстры уже садились на корабль и улетали, он проник в корабль в стиле Брюса Уиллиуса, осторожно подобрался к пульту управления и увидел страшную тварь! Его глаза были большими, уши как у Чебурашки, короткая рука, одна сиська, но самое главное большая накачанная голова с зеленными венами. он не долго думая вонзил свой клинок в его голову, размазал, пообедал его мозгом, потискал его сиськи и начал искать кнопку взлета, чтобы улететь отсюда и спасти землю, людей, глупых людей, злобных людей, которые не ценили друг-друга. Он искал кнопку взлета, и наконец нашел какую-то, но нет это оказалась красная кнопка которая включает Вай-фай. Включил комп, проверил почту, загрузил новые фотки, лайкнул новые комиксы, посмотрел любимую порнушку, и тут отключился интернет, это был «мегалайновский» интернет.

 Он одумался и продолжил искать, нашел зеленную кнопку и тут корабль с быстрой скоростью улетел в дали. Посмотрел в иллюминатор, хотел увидеть одним глазком матушку землю. В следующий миг он ужаснулся, плакал, бил пол головой. оказалось «зеленной» кнопкой он не только улетел, но и взорвал землю...

занавес

 

 

 

 

 

 Первый коллективный пост Орды

 

«Альтернативная реальность»

_______________________________________________________

Авторы: bejvas, Glist, Zidan, cash_zoe, AitZHANov, SkyChild, IDenis, angalsangal.

 

Вот и вернулся я на Родину. Пусть не совсем свободным гражданином, но зато на целых двадцать лет. Именно столько мне предстоит провести в стенах унылого и обшарпанного здания, с названием «Институт паранормальных явлений», а на деле обычной тюрьмой для людей со сверхспособностями.

 Всё что меня беспокоит на данный момент, так это пища. Главное – чтобы меня хорошо кормили, тогда я смогу восстановиться за 5-6 дней и вернуться обратно, в «тот» мир, там слишком много незаконченных дел. О побеге, точнее о его плане, я не думал вообще. Импровизация – мой конек.

 Я постарался устроиться как можно удобней и уснуть. Хотя, о каком удобстве может идти речь, когда ты в камере тюрьмы. Серые стены с потрескавшейся штукатуркой, с многочисленными следами боевых заклинаний, казалось бы вечные стражники узников. Классическая панцирная кровать, металлический стол и ни одного окна. Не «люкс», конечно, но мне сейчас было не важно.

 Я сомкнул веки и тут же провалился в сон, захлебнувшись от воспоминаний о последнем «Поступке».

Воспоминания были обрывчатые. Красивый статный юноша. Турок. Покупает цветы. Глаза словно затягивает дымкой. На руках у меня лопаются ногти, и тонкие красные нитки устремляются в поисках жертвы. Турок кричит, и брыкается, а нити все обвивают его. Ноги, руки, они начинают пробивать его кожу, словно швейная машинка, строча его тело и голову.

Его передёргивает в конвульсиях. Последний вздох. И словно буря эмоций, воспоминаний вливается в тело. Оно льётся нескончаемым потоком. Любовь. Долгое одиночество. Умершие в детстве родители. Ты уже слился с человеком. Его тело медленно высасывалось «нитями». Медленно ссыхалось; с каждым «глотком», ты становился умнее, сильнее, перенимал знания, манеры, поведение.

Сон отошёл. Ты вновь лежал и смотрел на обшарпанные стены. Сколько уже было жертв? С десяток выпитых людей. Поглощения раз за разом становились сложнее. Приобретая не дюжую силу, знания этих людей, все так тяжелее находить среди десятка личин свою собственную. Будто и не живёшь своей жизнью.

 Стены. Могут ли держать тебя стены? За дверью послышались невдалеке шаги. Пора выбираться. Дал себя поймать, что вникнуть в их план, чтобы просто прокормить разрастающийся голод. Зачем я им нужен? Да, я другой. Я не такой как вы, но это моя сущность. Сущность хищника.

 Окошко на двери отворилась. Пшённая каша с лязгом прокатилась по полу. Охранник даже и не увидел, выползающих маленьких, словно змей выползающих, красных нитей. В камере никого не было, и лишь из неясного пучка на полу, отчетливо формировалась и вырисовывалась голова. Словно вязальными спицами обрисовывались части тела, готовые быть сшитыми вместе.

Как сладок запах свободы. И как много здесь тех, кто дарует мне силу. Я голоден.

Еще не время. Красных змеек я снова втянул в пальцы и сел на кровати. В принципе, тут не плохо – в камере. Тепло, есть крыша над головой и даже кормят. Поднял с полу тарелку, зачерпнул кашу ложкой и попробовал. Хмм… Неплохо! Похоже, даже кусок масла кинули. Очень скоро тарелка опустела, но я все еще чувствовал голод.

  — Эй, начальник, добавки можно! – проорал я, подойдя к двери. Ноль реакции. Тогда я принялся бить металлической миской по двери, грохот наполнил камеру и узкий коридор тюрьмы. Раздался топот. С лязгом открылось окошко камеры.

  — Чё надо? – проговорила уродливая морда, появившаяся в проеме.

  — Каши дай еще. Жрать охота.

  — А бабу тебе не привести? Курева? Водки?

  — Можно и бабу с водкой! – ответил я и швырнул миску в окошко. Она брякнулась о дверь и с грохотом покатилась по полу.

  — Ах, ты сука! – взбесился охранник. Щелкнул замок, и огромная туша ввалилась в камеру. Не успел я поднять руки, чтобы защитить голову, как удар дубины вырубил меня напрочь.

 Не знаю, через сколько я вернулся в сознание. Лежал я на полу, головы ныла. Зато прямо возле меня на полу стояла миска. Полная каши.

  — Вот жешь, блять, мудак! – довольно осклабился я, сел и осторожно ощупал голову. Шишка была большой, но ничего серьезного. Съев кашу, я окончательно решил остаться в тюрьме на недельку-другую. Отъемся, отосплюсь. Да и не скучно будет, с охранником-то моим.

 Сказано – сделано. Но недельку я не продержался. Через четыре дня меня уже тошнило от ежесуточного двенадцатичасового сна и от каши. Ничего другого в меню не было. Как приличный человек, я честно предупредил охранника, что если и на пятый день он принесет мне кашу, я его убью. Эта морда только поржала и конечно же, притаранила мне следующим утром миску каши.

  — Я тебя предупреждал, — обратился я к двум мутным глазенкам, с интересом таращившимся в окошко на то, как я пытаюсь запихать в себя хоть ложку каши.

  — Не хочешь кашу – хлебай парашу! – заржал дебил. Этим он меня доконал. Вздохнув, я вытянул руку в сторону двери. Пять красных змеек вылетели из пальцев, как стрелы. Охранник не успел даже дернуться, как змейки обвили его шею, словно проволока. Задался хруст шеи, и морда исчезла из поля моего зрения – мертвый охранник сполз на пол с той стороны двери. Змейки тем временем открыли засов, и я вышел в коридор с тарелкой в руках. Вывалил кашу на голову трупу, снял ключи с его пояса и пошел на свободу. Нужно было срочно найти что-нибудь съедобное, кроме блядской каши.

Уйти оказалось проще простого: всего-то парочка трупов с переломанными шеями. После десятого убитого мной солдата, оставшиеся вояки поджав хвосты разбежались по углам. Тогда мне это не показалось странным. Наоборот, я смеялся над слабостью охраны тюрьмы для таких, как я. Я спокойно дошел до внутреннего двора: эти несколько метров отделяли меня от ворот, за которым начинался «тот» мир. «Интересно», — подумал я, — «если они называют себя Институтом, нахрена такой высокий забор и колючая проволока?» Красные нити потянулись к караульным на башнях. Хруст переломанных позвонком был слышен даже за несколько метров. Вот она – свобода! И тут завыла сирена.

И тут завыла сирена. Оглушительный звук вертолета. Лай собак и гул машин. Я перелез через ворота «Института» и влез через окно на склад.

 Вертолеты видимо полетели на близлежащую лесополосу, собаки с охраной искали меня за периметром, но, ни один осел не догадался искать меня здесь. Я не прогадал. 2 дня тишины, 2 дня без еды и без воды полностью ослабили меня, на третьи день я выбрался со склада, где лежало списанное оборудование, я тихо пробрался через забор и оказался на свободе.

 Первым делом отправился к своей давней подруге по колледжу, я знал, что меня там искать не будут. Шел по маленьким темным улочкам, все это время мне удавалось оставаться не замеченным, как вдруг впереди меня появилась полицейская машина. Я продолжал идти, надеясь, что они проедут мимо. Полицейская машина поворачивала на центральную улицу и остановилась. Я замедлил шаг, взглянул на полицейскую машину. Дверь машины открылась. Полицейский вышел, уже держа пистолет наготове, и приказал поднять руки. С пассажирских сидений вылез его напарник, одетый в бронежилет и держал в руках АК-47. Я знал, что за этот побег меня ждет казнь…

 Полицейский еще раз приказал поднять руки. Но я стоял на месте с опущенными руками, стоял и глядел на полицейских. Он стал быстро идти в мою сторону, не сводя пистолета. Второй остался позади, третьи направился ко мне. Меня повалили лицом на асфальт. Как только наручники захлопнулись у меня на руках, я понял, что меня ждет электрический стул. Но голод меня беспокоил больше…

 

… Перечитав все написанное, мне захотелось разбить ноутбук. Почему? Сколько бы?? Я их не сожрал??? Ни один не впустил в меня писателя????

 

 Я уже был кем угодно.

 Пианистом. Спасибо тебе, первенцу, студентику консерватории, за мои блестящие выступления в 14 лет. За блестящие, но бесполезные. Потому что она так и не возжелала меня-музыканта. Слышишь, ты, талантливый труп Гоша, померший зря и только потому, что я хотел быть тобой ради нее!

 Бойцом. Финансистом. Крутым бандитом. Крутым ментом. Рисовал. Творил кулинарные шедевры. Танцевал в личине травести. Выращивал гениальные цветники. Жил максимумом жизней.

 И ни одной нужной ей.

 Покажите мне писателя! Покажите, вы, вас почти шесть миллиардов, покажите мне его, того, каким она хочет чтобы был я!!! Я высосу из него весь дар, я напишу ей это проклятое посвящение в проклятой прозе, которое она попросила как единственное, чего ей от меня хочется!!!

 А может, высосать – ее?..

А может послать ее нахуй и замутить с Лехой?!

 Мне чудится, что вот она со мной, что мы с ней вместе, что она рядом лежит на смятой постели и шепчет мне не приличные слова. Она давно лишилась стыда, с того момента, как полюбила меня. Бля, как это все меня заебало!

 Да, это я ее совратил и сделал женщиной в тридцать два года, в марсовом городе, в затраханной гостинице, ровно 458 лет и шесть недель назад. Она еще тогда была та еще штучка и не легально торговала на блошином рынке презервативами «Durex», китайско-монгольского производства. Что тогда происходило с нами, что нами двигало, что нас сближало и не давало расстаться за все эти семь минут диалога на языке секса, почему только с ней я почувствовал, что в этом холодном космосе, только мы с ней способны спасти это ебанное человечество? Ответа я не нашел. Ответа не было. Ответа не должно было быть. Ответ был совершенен. Дальше совершенства – ничего. Достигнув совершенства, человек падает вниз и падает он стремительно.

 Она часто говорила: «Человеческий организм растет, бурно развивается, прогрессирует и заболевает, как и общество, как и экономика. Болезнь нужна для организма, чтобы вернуть его в первоначальное нормальное состояние. Организм нуждается в болезни, как экономика в кризисе». Так и мы, достигнув своего совершенства с ней, не смогли удержаться в невесомости нашего счастья, наступил кризис отношений, исход которого был трагичен. Любви пришел конец. Она хотела писателя, а я был музыкантом.

 Когда я уходил от нее, она мне ничего не сказала и этим убила во мне все живое, все светлое, что было во мне. Потом мне скажут, что она выбросилась с планеты Юпитер ровно через три секунды после моего ухода.

 Она так и осталась безымянной в моей памяти и такой дорогой моему сердцу женщиной.

 С тех пор ровно, как час я пробыл в одиночестве. Потом мне это надоело. Я снова захотел любить.

 В планете Сатурн, мне сказали, что женщин в галактике практически не осталось, только одни мужики и женоподобные парни-давалки. Я постоял-постоял, покурил сигареты беломорканал, почесал затылок и зашел по мобильнику на сайт мамбару искать любовь….

 

Воспоминания приходили, несвязанные друг с другом, абсурдные, разные: угнетающие своей реальностью, кропотливой детализацией трещин в потолке камеры, как в локации «СССР. НИИ Паранормальных Явлений», или поражающие величием и глобальностью картин зарождения мира, как в локации «Бог Сатурна. Созидание». Видения сменялись все чаще и чаще, заворачивая тяжелеющее сознание в огромный, грохочущий звуками, красками, жизненными происшествиями, переживаниями нелепый и величественный жернов Случайной Событийности. Только что он был римским легионером, мрачным и угрюмым, сжимающим в руке медальон с профилем жены, изнасилованной и убитой косматыми варварами, и вот уже его многочисленные процессоры рисуют в альфа-пространстве седьмого подсознательного ее трехмерный образ, наполняя его чувствами, запахами, плотью и кровью, всеми доступными для синтеза кибер-прокачками возможностями альфа-пространства. Он знал, всегда знал, что в любой локации, в любом мире всех виртуальных вселенных ее образ будет жить с ним рядом, и проживет, быть может, всю жизнь, короткую или длинную, но в момент, когда наступал неизбежный конец игры, или, если кому-то нравится, физическая смерть, он понимал, что он потерял ее навсегда, потерял давно, однажды и безвозвратно. Именно это ощущение невосполнимой потери будет всегда водить его по этим мирам, заставляя везде носить с собой ее образ, каждый раз с упорной настойчивостью возрождая ее смех, чувства, слезы…

 Жернов вращался, подобно галактической спирали, неудержимо и величественно вовлекая все новые и новые звезды-жизни в зачарованный хоровод последнего танца. Жизни, реальные жизни. Жизни людей и богов, кибер-ботов и андроидов поглощало черное и плотное Ничто. Великий творец миров, альфа и омега всего сущего во всех своих локациях медленно умирал, ни в одной своей жизни так и не достигнув того, что отняла у него очень давно, настолько давно, что уже стерлись даже воспоминания о той самой голубой планете под названием Земля, где он прожил свою первую жизнь, великая Судьба.

 С последней звездой, исчезнувшей в черной бездне Жернова, бесстрастный металлический голос произнес куда-то в бесконечную пустоту: Персонаж «Неудачник» уничтожен!

 И в тот же миг маленькая искорка вылетела из-под тяжелого жернова. Это была его последняя, отчетливая и звонкая мысль: Какая же ты сука, Вино!

 

 

 

Теги: креатив , культура , орда , Первый коллективный пост , pacifist , klenin65 , duende , Botagoz , nobel , Haron , Urban , Deena , BenevolentECR , Mult , bejvas , Glist , Zidan , cash_zoe , AitZHANov , SkyChild , IDenis , angalsangal , первый день первый день

204 комментария

147 vinogradova
01 ноября 2012, 15:24