Обратная связь
×

Обратная связь

Все оттенки махрового

    13 декабря 2012 в 10:31
  • 25,8
  • 372
  • 4
  • 25,8
  • 372
  • 4

Я подглядываю украдкой, не стоит ли кто-нибудь у меня за спиной, не выросли ли у стен уши, а под потолком – глаза камер слежения. Я боюсь сболтнуть лишнего. Потому что цветет, махровая.

Цензура – она ведь, знаете ли, что та разруха: не в сортирах газетах, а в головах.

Меня учили, что в том обществе, которое сложилось в нашей стране, цензуры нет. В смысле, она, конечно, есть – такая, которой ее диктует рынок. Грубо говоря, если СМИ владеет богатый дядька, который любит играть в гольф, то журналисты не станут писать, что игрок-то он, честно говоря, поганый. А вот так, чтобы на законодательном уровне – нет. Что, действительно?

Единственное, что запрещено законом о средствах массовой информации- «распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина или организации». Ну, если не брать в расчет статьи уголовного кодекса о призывах к насильственному свержению конституционного строя, что уже совсем другая история (хотя временами не совсем понятно, что есть та искра, из которой возгорится пламя, и где та бабочка, которая должна махнуть крылом в буржуйском штате Айова).

Получается, говорить журналисту (и блогеру, которого туда же приравняли) можно обо всем при условии, что он не врет. Ой ли?

Представьте, что у того дядьки, любителя гольфа, помимо клюшки, есть еще не то значок, не то мандат (а вероятность того, что он есть, практически стопроцентная). И теперь уже не разберешься, почему о нем лучше молчать – то ли потому, что он тебя на работу нанял, то ли потому что мандат.

Это всеобъемлющее нельзя настолько глубоко въедается в мозг, что цензура внешняя становится цензурой внутренней. И молчать приходится не потому, что этого кто-то требует, а уже исключительно из привычки. Или из боязни, что побьют.

Я ясно помню тот день, когда появилось сообщение, что избили Олега Кашина. Кто он такой вообще, я тогда знала смутно, но история почему-то так зацепила, что буквально задень я изучила о нем все вдоль и поперек. Мне было страшно обидно, что человек пострадал только потому, что у него нет в голове тех рамок, решеток и наручников, в которые заковывают свой ум другие, в том числе и я. Это потом оказалось, что и человек он, мягко выражаясь, не самый лучший, и пиар на этой истории себе сделал отличный.

Но тогда это было как символ. Впрочем, и до сих пор им остается. Символ возможности дышать, когда со всех сторон, в том числе и изнутри, меня душит цензура.

Черт бы с ней, с внешней. Пусть у нее тяжелые кулаки и нечищеные сапожищи. Главное – внутри не запираться. Хотя бы наедине с собой думать и говорить честно.

P.S.

Песня «Дышать» была написана как раз под впечатлением от «дела Кашина». Сегодня я дарю ее вам. Не молчите о том, о чем хотите сказать. По крайней мере на собственной кухне. На ее стенах ушей нет.

Теги: вне потока , поэзия , музыка , ольга сур , все время все время

4 комментария

1014 olgasur
13 декабря 2012, 10:31

Другие записи автора