Обратная связь
×

Обратная связь

Сантэ 1981, или О чем говорят мужчины

    2019 ж. 31 желтоқсанда сағат 16:05-да
  • 685,8
  • 84
  • 23
  • 685,8
  • 84
  • 23

автор: Джулиан


В девять часов вечера я закрыл дверь дома и вышел на улицу. Ах, этот майский Леон! Созвездие цветущих каштанов, аромат миндаля, хрупкая красота цветов вишни.…Тысяча запахов, миллион оттенков! Уже теплые по-летнему улочки, сотни уютных кафе, где не возбраняется в полном одиночестве неторопливо испить латте и почитать местный Ле Прогресс или столичный Ле Монд, а можно вдвоем с прекрасной спутницей побродить по набережной Роны, слушая древние колокола Сен-Жана. Француженки - самые прелестные женщины на планете!

Но сегодня я опаздывал в бар на встречу с друзьями. Есть у нас замечательная традиция - время от времени собираться тесной компанией старинных товарищей. Не прошло и пятнадцати минут, и я в Бушоне. Прекрасный бар с местной кухней, славящейся настоящими горами мясных блюд и реками божоле.

Все уже в сборе. Доходяга Луи – левак, подкаблучник и мой коллега по работе. Наглый Хамон – любитель женщин и знаток футбола, работающий клерком в одном из министерств. Толстый зануда Поль – неудачливый пока писатель.

- Жуль! Жуль пришел наконец! И опять без красотки Джули. Где ты пропадаешь, чертов инженер? – Наперебой закричали они.

- Привет, парни. – Просто ответил я. – Тоже рад вас всех видеть. О чем успели поговорить?

Хамон рассмеялся:

– Пьем сегодня за счет Поля. Он проиграл пари Луи. Миттеран все же выиграл выборы. Теперь мы присоединимся к СССР!

Поль хмуро улыбнулся:

– В то время, когда США начали последний крестовый поход на Россию, глупо выбирать социалистов во власть.

Хамон, набив рот сосиской, запеченной в тесте, ответил:

– Теперь пусть думают те, кого мы выбрали. Нам же нужно лишь мясо и вино! Много вина! Сантэ!

Мы выпили, разговорились. Политика постепенно переползла на здоровье, а затем мы переключились на работу. Говорили про жадных директоров, глупых подчиненных и вечную нехватку денег.

Нам с Луи было о чем рассказать. Телекоммуникационная фирма, где мы трудимся инженерами, нахватала подрядов по всей Европе. За последние месяцы где мы только не побывали! В Швеции, в Испании, в Португалии, в Италии.

- Везет вам, друзья, – сказал Поль. – Я-то сижу, пень-пнем у себя дома за проклятой пишущей машинкой. А вы мир видите.

- Девок разных щупаете, – дополнил Хамон. - Кто горячее, испанки или итальянки?

- Транзисторы мы щупаем, когда массу с коллектором путаем, – пошутил я. – Вот тогда да, горячо. Или приедем в какую-нибудь замшелую Тоскану, нам трассы по потолку тянуть надо, а длины стандартных стремянок не хватает. У местных лентяев и лестниц-то нет. Вот и приходится хитровыдуманные конструкции из столов, стульев, да кусков труб изобретать, да лазить под потолком, что твой кубинский гимнаст. Затрахаешься, пока слезешь обратно на твердый пол.

Луи закивал:

– Так. Все так. Чертова работа! Хотя нет. Вспомни прошлое Рождество на озере Анси!

Хамон чуть не поперхнулся очередным куском мяса:

– Так, так, так! Неужели Жуль таки изменил своей прекрасной Джули? Или это старый подкаблучник Луи забыл страх и присунул какой-то местной красотке?

Луи вздохнул:

- Нет, конечно, разве я бы посмел. Эх, ребята, таким как я фортуна не благоволит. Вы же знаете. Я вынужден до гроба терпеть заскоки мой вредины. Это мой рок! Сантэ!

Мы еще раз чокнулись бокалами.

Я поиграл прохладой стекла, терпкий аромат божоле волновал обоняние. Сделал глоток. Бархатистая волна приятно защекотала нёбо, а через мгновение тепло разлилось по всему горлу:

- Хорошо, черти! Уговорили. Но, сразу скажу, что ничего особенного не произошло.

Поль прищурил левый глаз:

– Если бы таки и ничего, и рассказа бы не было. Вещай, Жуль, а если начнешь привирать, Луи тебя подправит.

Хамон, заказав всем по мясному салату, заметил:

– В любовных рассказах, друзья мои, без небольшого преувеличения нельзя!

На что Поль ехидно подмигнул:

– это смотря что ты там решил преувеличивать. Вот тебе без небольшого преувеличения даже в баню не зайти.

Все засмеялись, и Хамон тоже, почти сохранив этим свое лицо.

Я попытался разрядить обстановку, мгновенно начав рассказ:

– Обещаю вам рассказать чистейшую правду. Только не перебивайте. Итак, в канун Рождества мы с Луи ехали домой из Милана.

- И в Милане ты успел отыметь прекрасную горячую итальянку, – сразу же влез в мой рассказ Хамон.

- Нет, дело было не так. Мы с Луи, закончили плановые работы, и на конторском Пежо 505 с турбовым двигателем неслись в Леон. Хотели быть вечером дома.

- Хотели… Естественно, хотели,… - расхохотался Хамон. – Ты хотел побыстрее трахнуть Джули. Ее все хотят трахнуть. А Луи хотел быстрее прибыть домой, чтобы его не трахнула его стерва.

Тут даже Поль добродушно рассмеялся. Шутка удалась. Не смеялся только Луи. Укол был обидный, но справедливый. Поэтому он промолчал.

- Завидуй мне молча, – заметил я и продолжил. - Так вот, недалеко от Анси наш пятьсот пятый начал чихать и кашлять, и я еле-еле дорулил до деревушки Таллуар-Монтмен. Чудом отыскали механика, который диагностировал серьезную поломку в карбюраторе и обещал починить машину завтра с утра. Нам пришлось искать ночлег. Обойдя весь поселок, благо он небольшой, нам удалось найти свободный домик только на его восточной окраине. Мы сняли небольшое двухэтажное шале в еще недостроенном комплексе. Он состоял из десятка шале всех калибров, но сдавались только пока только четыре, которые стояли живописной группой и выходили к одной поляне. Впрочем, просидев на ней с полчаса, мы заскучали. Тишина, холодный ветер с гор, да синева озера — это не самые лучшие соседи в веселый праздник.

- Нет, почему же, – ухмыльнулся Хамон. – Если бы в эту ночь Луи рассказал обо всех 33 способах, с помощью которых его мегера выносит ему мозги, тебе было бы очень весело.

- Или, наоборот, весьма грустно, – заметил Поль.

- Не отвлекайтесь, - продолжил я. - Самое интересное впереди. Итак, заскучав, мы пошли в ближайшую лавку и взяли себе на ужин по две бутылки вина и перекус к нему – сардельки, сыр, багеты.

- Уфе лутьфе, – жуя кусок колбасы прочавкал Хамон.

- Мы вернулись на нашу поляну, раскупорили первую бутыль, и начали пить вино, заедая это все сыром. И тут… - Я сделал театральную паузу. Луи, хорошо зная эту историю, заулыбался, Поль, предвкушая нечто интересное, готовился сложить мои эмоции в свою копилку черновиков, которые когда-нибудь обязательно станут бестселлерами. И даже Хамон перестал жевать.

- И тут мы услышали женские голоса. Их было много. Уже через полминуты к месту, где мы расположились с Луи, вышел добрый десяток молодых женщин. Из одежды на них были только белые простыни. Шли он из местной сауны в три соседние шале. Оказалось, что это ежегодная встреча местных выпускниц. Они 8 лет назад окончили женский колледж, и теперь каждый год собираются здесь и отмечают то событие.

Хамон открыл рот. Кусочки непрожеванной еды даже стали падать обратно в его тарелку.

- Ммммм – замычал он, судорожно глотая, – вот это удача! Вы их, надеюсь всех отымели? Всех!?

- Не спеши. – Продолжил я. – Дамы праздновали встречу уже второй день. И были не вполне трезвы.

- Тем более, – Поль улыбнулся. - Femina in vina non kurator vagina.

- Согласен. Но весь вопрос в том, что за Femina… Вы же, любезные мои камерады, знаете как долго, как тщательно я выбирал себе спутницу жизни. Кто упрекнет мою черноглазую Джули в чем-либо?

- Красавица, – подтвердил Хамон.

- Умница, – заметил Поль.

- Добрая и отзывчивая, – тихо сказал Луи.

- Вот то-то и оно. Изменить такой может только очень своеобразный человек. Никто, обладая Мерседесом, не станет дрочить на ущербный восточногерманский Трабант. Поэтому, когда я машинально сравниваю свою любимую со всеми остальными женщинами, это сравнение практически всегда в пользу моей Джули.

- Рассказывай дальше, – проревел Хамон. – Не могу терпеть. Что же было дальше?

- А дальше, нетерпеливый мой обжора, я и стал оценивать дам, а дамы, соответственно стали оценивать нас с Луи. Ах, Луи, друг мой! Я вынужден признать, что ты не приглянулся девушкам. Ты, думаю, не так плох собой, но в твоих глазах угас огонь. Твоя домашняя фурия погасила его. Поэтому женщины смотрели лишь на меня, а я на них. И вот тут случилось страшное. – Я драматически вознес руки вверх. – Мне понравилась Изабель.

Поль недоуменно взглянул на меня. – И что тут плохого, если тебе понравилась Изабель? Изабель.… Звучит как музыка!

Эх... – вздохнул я – Изабель... Юная девушка. Лет семнадцати на взгляд. Младшая сестра одной из дам. Стройна, красива, грациозна. С молодой сияющей кожей и незамутненным взглядом. Именно в таких мы с вами и влюблялись на заре нашей юности.

- Ну, и замутил бы с ней! – взорвался Хамон.

- Братишки! – Рассмеялся я. – Ей в два раза меньше лет, нежели мне. Я ей был совершенно неинтересен. Она покрутилась десять минут с нами, и укатила на скутере на дискотеку в соседний поселок с каким-то молокососом, который, как я понял, небезуспешно подбивал к ней клинья еще со вчерашнего дня. Выпьем же за Изабель! Сантэ!

- Сантэ! – грустно вздрогнули кубки друзей.

- Ну, бывает. – Махнул рукой Поль. – А дальше что было?

- Опять случилось страшное. – Снова поднял руки к небу я. – Среди оставшихся я не нашел ровни моей Джули. Дамы были неказистые, толстоватые и вообще какие-то топорненькие.

- Не бывает некрасивых женщин, бывает мало алкоголя. – Разумно заметил Поль. – Хотя, смотрю я на Луи, и ведь как-то он залазит на свою ненаглядную стервеллу! И еще не спился!

- Ладно, ты хоть не лезь к Луи. – Решил я замять гнобление своего друга. – Слушайте продолжение рассказа. Итак, из оставшихся дам мне никто не понравился. И тут снова случилось страшное! – я воздел руки как можно выше к потолку.

- Хамон поперхнулся. – Что же еще может быть страшнее того, что все цыпочки оказались, мягко выражаясь, на любителя?

- Только то, что одной из них приглянулся ваш несчастный друг Жуль, – с печалью в голосе ответил я. – Это была Вирджиния – старшая сестра юной красотки Изабель.

- Вирджиния? – Переспросил Хамон. – И какова была эта Вирджиния?

- Нескладная, толстоватая, самая простая. – Сказал я - Никакой эстетики, никакой высокой поэзии. Настоящая проза жизни. Вирджиния, одним словом.

- А что, не баба что ли!? – Воскликнул Хамон.

- Вирджиния, – пробормотал Поль. – Сдается мне, и действительно, для Хамона это слишком много, а для Жуля слишком мало.

- И вот тут я оказался на распутье. – Продолжил я свой рассказ. – Что делать? По завету Поля трусливо разукрасить действительность вином и поиметь ее, или смело сбежать, поправ мужскую гордость...

- Чего тут думать? – Хамон нахмурил брови. – Или ты не гордый француз? Конечно, надо было трусливо залить алкоголем глаза, и затем пакостливо чпокнуть эту самую Вирджинию!

Я грустно засмеялся.

- Храбрость в амурных делах, друзья, не совсем мой конек. И я начал пить вино с удвоенной силой, дабы Вирджиния из противной лягушки превратилась в настоящую принцессу. И действительно, с каждым выпитым бокалом вина, мы становились все ближе. Сантэ! И мы смотрим глаза в глаза. Сантэ! И мы пьем на брудершафт. Сантэ! И мы целуемся в губы. Сантэ! Сантэ! Сантэ! И...

- И... – Хамон вскочил. – И.... Что и... Не тяни!

- И... И ничего. – Сказал я.

- Как ничего? – Удивился даже Поль.

- Ничего. Вино не позволило мне изменить моей Джули. Его чудодейственных свойств не хватило.

- Эх... – Расстроился Хамон.

- И мне пришлось перейти на водку! – Выпалил я.

- Водка? Водка! – Заверещал Хамон – Я знал, брат, что ты не так прост! Но откуда там оказалась водка?

- Водка. Настоящая русская водка. – Подтвердил Луи. - Этой водки там было завались. Дамы ее сами привезли целый ящик, наверное.

- Ты напился водки и все же трахнул Вирджинию, – потирая руки, сказал Хамон.

- Не так быстро дружище Хамон. Итак, пью водку. И вот мы с Вирджинией танцуем медленный танец. Пью водку, и вот я жулькаю ее груди сквозь тонкое платьишко. Пью водку, и моя рука скользит по ее попе...

- Вам пора уединиться! – Дает почти своевременный совет Хамон.

- Хамон, не прерывай! Итак, я остановился на попе.… Я глажу ее попу, пью водку, и.… Засыпаю. Друзья мои! Я напился водки и не трахнул Вирджинию, так как отключился. – Честно ответил я.

После этой фразы мы выпили, не чокаясь, в полной тишине. Поль долго молчал. Затем спросил меня. – Жуль, ты напился так, чтобы уснуть, случайно или специально?

Я с уважением посмотрел на своего друга. – Поль, ты всегда задаешь правильные вопросы. Да, я напился специально. Потому что даже после водки, Вирджиния не шла ни в какое сравнение с моей Джули.

- А если бы ты приглянулся Изабель, которая приглянулась тебе, то изменил бы с ней своей Джули? – Он внимательно посмотрел на меня.

- Честно, Поль, не знаю – прямо в глаза ответил ему я.

В сложившейся паузе каждый думал о чем-то своем.

- Хорошо то, что хорошо кончается, – наконец прервал тишину Хамон.

- А чего уж тут хорошего? – Спросил я его.

- Хорошо то, что хоть ты и не трахнул Вирджинию, но и Вирджиния не трахнула тебя! Сантэ!



Тегтер: вне потока

23 пікір

10 Zidan
31 желтоқсанда 2019, 16:05