Обратная связь
×

Обратная связь

Агрегат, или Выстрел в пустоту

    2019 ж. 31 желтоқсанда сағат 16:05-да
  • 1848,5
  • 103
  • 28
  • 1848,5
  • 103
  • 28

автор: Николь


Июльским солнечным днем в здание городской мэрии вошел пожилой человек, ответил на вопросы дежурного, поднялся на указанный этаж и присел в кресло в просторном коридоре с несколькими кабинетами. Двери кабинетов периодически открывались, из них выходили посетители или работники. Закрывались, вновь открывались. В коридоре наблюдалось непрерывное броуновское движение. В какой-то момент открылась и дверь кабинета, в который ему было назначено. Молоденькая сотрудница поинтересовалась, по какому вопросу он пришёл. Пока мужчина излагал суть вопроса, глаза девушки вдруг изумленно округлились, словно она увидела поразившее её чудо.

Продолжая как бы слушать мужчину, она не сводила глаз с правой штанины его брюк, под тканью которой угадывалось нечто, напоминающее своими очертаниями батон-багет.

Выслушав посетителя и с трудом оторвав от его штанины завороженный взгляд, девушка попросила его подождать несколько минут и торопливо пошла по коридору. Забежав в соседний кабинет, где за рабочим столом перебирала документы ее сотрудница, она, задыхаясь от волнения, заговорщическим шепотом затараторила:

- Светка! Пипец! Я такое только что видела! Там, в коридоре, у моего кабинета сидит один мужик, а у него хуй до колена!! Я не шучу!

- Да ладно тебе! Так уж и до колена?!- недоверчиво переспросила та.

- Не веришь, иди сама посмотри! Он в голубой сорочке и светлых брюках. Приглядись к его правой штанине. Иди и отнеси ему эту форму вместо меня. Увидишь все своими глазами.

- А может это у него что-то в кармане лежит? Ну, газета, бутылка, лекарства?..- засомневалась Света.

- Ага, платок в кармане между ног с очертаниями здоровенного полового члена! - возмутилась сомнениям Людмилы подруга. - Чего сидишь? Иди, удостоверься, если не веришь!

Через три минуты Светлана уже взахлеб делилась с другими сотрудницами впечатлениями о невиданном чуде, и женщины разных возрастов под разными предлогами вставали с рабочих мест и шли в сторону удивительного посетителя. Просто так ходить мимо него было неловко, поэтому, чтобы рассмотреть чудо поближе, но не вызвать подозрений и, упаси хоспади, недовольства, они задавали ему какие-то вопросы, просили тот или другой документ, через какое-то время возвращали его ему и придумывали другие трюки. Вскоре сорвались со своих мест поглазеть на невиданного монстра в брюках посетителя уже более взрослые и статусные дамы мэрии, не мало повидавшие на своем веку. В общем, женский коллектив гудел, как пчелиный рой.

Однако, напрасно представительницы прекрасного пола думали, что обладатель сокровища, очертания которого они с таким упоением созерцали через ткань брюк, ни о чем не догадывается. Это было далеко не так. Он давно знал о магической притягательной силе своего гигантского члена, и за свою долгую жизнь выучил, как таблицу умножения все уловки любопытных женщин, желающих взглянуть на него, а потом, если повезет, и опробовать в деле. Вот так и сегодня, с грустной, всё понимающей усмешкой наблюдал он за ажиотажем, возникшим благодаря его 35-сантиметровому члену, мирно лежащему вдоль внутренней части бедра в правой штанине брюк. И невольно возвращался в памяти к тем далеким, по началу очень радостным временам, когда эта грандиозная махина, повинуясь велению основного инстинкта, вставала на боевой взвод, подобно баллистической ракете.

А вспомнить ему было о чем и, пожалуй, гораздо больше, чем любому среднестатистическому мужчине. И начало свое эти воспоминания брали с седьмого класса средней школы...

---

Родился Игнат в небольшом селе. Отец его, хозяйственный мужик, построил большой дом, в котором они жили большой дружной семьей вместе с его младшим братом и его женой. К дому примыкала баня, чуть поодаль стоял деревянный сарай с обширным сеновалом.

Игнат, коренастый крепыш, с ранних лет привык к нелегкому крестьянскому труду, работа его не тяготила, и он ничем особенным не отличался от своих сверстников. Но в 13 лет у него обнаружилось одно существенное отличие.

Как-то после совместной бани, отец сказал жене:

- Слышь, мать, а наш Игнатка-то весь в прадеда пошел.

- Ты о чём это,- не поняла жена.

- Мылись мы с ним сегодня в бане. Я как-то раньше на него особого внимания не обращал, пацан ведь еще. А тут присмотрелся и ахнул. Прибор-то у него мало не по колено. Покойный батя сказывал, дед его такую же елду имел, так бабы и молодки проходу ему не давали.

- Ой, не к добру это, - нахмурилась мать. - Такая махина между ног жизнь поломать может...

Отец промолчал. Видимо, он был того же мнения.

С тех пор, как его половой член начал интенсивно расти, Игнат мучительно стеснялся его размеров. Зачем ему эта штуковина, он по малолетству представлял смутно, хотя сельская жизнь рано знакомит детей с отношениями полов. С детства он видел, как петух топчет курицу, водил с отцом корову к быку на окраину села и смотрел, что происходило, в ночном ему доводилось быть свидетелем любовных игр жеребцов с кобылами. Однако, зная многое в отношениях полов у животных, паренек и не догадывался, как это происходило у людей. Правда, пацаны говорили, что хуй засовывают в пизду, это приятно обоим, и называется это еблей. Игнату это сложно было понять, потому что он не раз видел голые девчачьи пирожки, и не мог представить, куда там можно засунуть его совсем не маленький хуй.

Правда, однажды он увидел на соседском сеновале, как уже не молодой Семеныч хлопал животом по ягодицам девку Авдотью, пристегнув ее к какому-то столу с зажимами, который ветеринар обычно использовал для каких-то своих манипуляций с тёлками. Так вот, Семёныч стоял сзади Авдотьи со спущенными штанами и раскачивался, а она охала под ним. "Ебутся", - догадался Игнат и убежал.

Вскоре с ним произошел случай, после которого он в свои 13 лет уже не задавал себе глупых вопросов. Правда, поначалу он вспоминал об этом с изрядной долей стыда и никому никогда о нем не рассказывал. Лишь спустя много лет, грустно улыбался этой истории.

А дело было так.

В тот банный день он задержался с пацанами на улице и домой пришел, когда начало темнеть. Все домочадцы уже помылись и Игнат, прихватив с собой чистое белье, побежал в баню. Париться он любил. У русского человека страсть к хорошей баньке в крови, поэтому, поддав пару, Игнат улегся на полок и наслаждался процессом. Спустя некоторое время он, раскрасневшийся и разморенный, вышел в предбанник, присел на скамейку. Внезапно открылась дверь и вошла в распахнутом халате на голое тело Татьяна, вдова отцова брата, умершего год назад. Была она статной тридцати с небольшим женщиной в самом соку, пышногрудой, широкобедрой, ясноглазой и веселой, с длинными до пояса, волнистыми рыжими волосами.

- Ой, прости, Игнат, я думала что все уже помылись, - произнесла она и вдруг замерла, уставившись на расслабленный, но тем не менее длинный и толстый фаллос подростка.

- Стучаться надо, - пробубнил недовольный Игнат, закинув ногу на ногу, пытаясь тем самым спрятать свой конец.

Постояв несколько секунд с открытым ртом, Татьяна вдруг как будто очнулась и без тени смущения сказала:

- Ты домывайся, не обращай внимания. Что я, голых мужиков что ли не видела? Я только голову помою, да ополоснусь по-быстрому. Посиди пока.

Ничуть не стыдясь, она при нем сняла халат, повернулась к парню своим роскошным передом и принялась что-то искать на полке у него над головой. Взору Игната открылся густо заросший рыжими волосиками пухлый лобок Татьяны. Он двигался прямо перед его глазами, маня четко прорисовывающейся щелью между половых губ. Вид женской пизды вызвал быструю эрекцию его зажатого между бедер члена, и он восстал, превратившись в твердый ствол бамбука, гордо устремившись вверх. Игнат растерялся, не зная, что с этим делать, как скрыть. Попытался вновь затолкать его между ног, наклоняя обеими руками, но безуспешно.

Татьяна всё это наблюдала сверху и, поняв, что этот случай упускать никак нельзя, и что как только она отойдет, он тотчас же сорвется с места и убежит, опустилась перед ним на корточки. Она не спеша развела свои колени в стороны. Половые губы приоткрылись, обнажив нежно розовый клитор, бесстыдно выставленный на обозрение.

Положив на колено Игната руку и глядя ему в глаза с бабьей тоской и мольбой в глазах, она сказала ласково, приблизившись к его уху:

- Не бойся, Игнатушка, ничего страшного нет. Не убегай. Пойми меня, бабу. Я ведь живая, молодая и мне мужика иногда так хочется, хоть вой. Ты просто посиди, заинька, а я покачаюсь на тебе, и беги себе после с Богом домой. Хорошо, мой сладкий? Ну, сядь удобнее. Опусти ногу. Просто сиди, а я всё дальше сделаю сама.

С этими словами она закрыла дверь на крючок, подошла, развернулась к нему спинной, расставила ноги, слегка присела, взяла рукой торчащий хуй Игната и направила его в свою пылающую от нетерпения и желания горячую пещерку. Там было очень скользко и горячо. Татьяна с заметным трудом не спеша насаживалась на упругий агрегат Игната.

Затем охнув, стала скакать на нем, высоко поднимаясь и опускаясь, звонко шлепая ягодицами о влажные бедра и живот ошарашенного Игната, который в это время был сам не свой от всего происходящего. Жара и влага бани, скачущая на нем пышнотелая женщина, причем сноха-Татьяна, которую любили, жалели и уважали его родственники и то, что ему довелось сейчас видеть так близко и ощущать, всё это придавило парня своей ошеломляющей и неотвратимой действительностью. Но член его как-будто жил своей отдельной жизнью, не отвлекаясь на рассуждения о морали и нравственности, торчал как кол, доставляя, судя по всему, неимоверное удовольствие Татьяне. Она стонала, смеялась и даже, казалось, иногда всхлипывала.

Вскоре она, как опытная женщина, поняла, что орудие готово к залпу и подбодрила парня словами:

-Стреляй! Не робей, Игнатушка!

Игнат, словно ожидая команды, тут же выплеснул содержимое своих отвердевших яиц в недра женщины с непроизвольным протяжным стоном, затем весь напрягся и, забывшись на мгновение, расслаблено откинулся назад.

Татьяна резко поднялась. Половой орган Игната вытянулся из глубин Татьяниной пещерки и расслаблено упал между ног под собственной тяжестью.

Женщина шумела в парилке водой, гремела тазом, а Игнат вдруг, словно очнувшись, торопливо натянул штаны и выскочил как ошпаренный из бани.

В сенях его встретила встревоженная мать:

- Ты чего так долго-то? Вот, собралась уже в баню проверить, не случилось ли чего.

- Что со мной может случиться?- бросил Игнат, торопливо обходя мать.

Он не мог уснуть до рассвета. Картины случившегося в бане не давали ему покоя и всякий раз, когда он вспоминал пышные груди Татьяны, ее лобок с пушистой золотистой растительностью, горячие недра ее лона, осознавал, как ему там было хорошо, член поднимался, торчал колом, и долго не терял своей упругости пока вдруг не выстрелил самопроизвольно, замазав пастель.

Рано утром отец поднял его, сказав, что они вместе пойдут на лесопилку. Когда Игнат уже возвращался один домой, на соседней от его дома улице ему навстречу шла Татьяна. Она как будто поджидала его. Парень при виде нее словно врос в землю.

- Игнатушка, я хотела поговорить с тобой о вчерашнем, - не смело, и виновато начала она тихим голосом. - Ты не сердись и прости меня. И, прошу тебя, никому не рассказывай о том, что случилось. Я очень тебя прошу. Когда ты подрастешь, ты всё поймешь. И забудь о том, что произошло.

- Ладно, - буркнул не глядя на нее Игнат и быстрым шагом устремился к дому.

Так Игнат потерял невинность.



Тегтер: орда

28 пікір

10 Zidan
31 желтоқсанда 2019, 16:05