Обратная связь
×

Обратная связь

Храм

    24 сентября 2019 в 16:17
  • 3606
  • 261
  • 98
  • 3606
  • 261
  • 98

Текст был написан, но не опубликован в айтысе "Лейся песня", где заданием было написать рассказ, основываясь на сюжете песни. Позже Сара прислала мне текст по песне той же группы "Сплин", я решил не превращать айтыс в бенефис Сплинов, написал рассказ про чёрного кота, а про этот текст благополучно забыл. А сегодня увидел его в своих документах, и подумал, чего бы ему совсем пропадать?

Храм

2:19. Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и

Я в три дня воздвигну его.(Евангелие от Иоанна)

Пишу тебе из пасмурных краёв. Пью горячий чай, зеваю, безразлично гляжу в окно. Дождь до краёв наполняет обветшалое городское корыто. В колышущейся водной ряби дрожат облака, ветви, машины, люди, но даже огни светофора, вспыхивающие на мокром асфальте, не в силах придать этому месту яркости.

Всё вода – бесцветная, пресная, пустая. Давно умер обращавший её в вино, да и все попытки накормить толпу пятью хлебами оборачиваются неудачей. Хлеба достаются сытым, голодные слишком слабы, и не в силах выдернуть хлеб из цепкой уверенной руки. Им остаётся надеяться, что эта рука будет щедра, отщипнёт крошку, бросит на ветер. Тогда можно успеть схватить её в воздухе, пока не перехватил клацающий зубами соседний рот.

В этих широтах так холодно, что даже живая рыба, вытащенная сетью из воды, не шевелится, напоминая банку шпрот, вываленных на тарелку.

Кругом чёрные лужи, тягучие, маслянистые, пахнущие бензином. По всей видимости, его в них больше чем воды.

Уровень сигнала редко поднимается выше двух палочек, чаще и вовсе стоит на нуле. Стоит констатировать, сотовая связь здесь очень похожа на людскую. Такая же случайная, напрасная, исчезающая в самый неподходящий момент. Однако, даже это не мешает постоянно писать тебе. Ведь я всё равно не отправлю сообщение.

Не думай, что писать тебе заставляет только холод, сырость и хмарь. Находясь на юге, где-нибудь в тёплой Греции, любуясь какой-то небольшой бухтой, утонувшей в зелени, я опять пишу тебе.

Хотя, рядом с Олимпом, было бы логичней беседовать с богами, но мне неинтересно. Согласись, богов можно лишь о чём-то льстиво самоуничижительно просить, как-то самонадеянно просто беседовать с ними. Да и тесно уже от различных божеств, не только на Олимпе, но и везде. Поэтому, пользуясь божественным правом, творю собеседника по образу и подобию своему, и получаешься ты.

Иду по опустевшему осеннему пляжу и думаю, странно всё-таки, ведь мы никогда не бывали тут вдвоём. Почему всё здесь напоминает о тебе? Какая связь между тобой, волнами, мокрым песком набившимся между пальцев, лодкой на горизонте? Может быть, когда-то давно, мы ходили по похожему пляжу, я этого не помню, но подсознание навевает давно пережитое и выброшенное из памяти за ненадобностью? Хотя, всё это глупости, ты просто стала частью меня, и эта часть всегда рядом, я не уеду от неё как от этих волн, лодки, песка... Она следует за мной всюду.

Знаешь, я совсем запутался. Надоело постоянное многолетнее существование в чужих монастырях, куда не ходят со своим уставом. Хочется распахнуть двери, окна, устроить сквозняк, проветрить эти монастыри, но нет в них ни дверей, ни окон. Самое безнадёжное, что и монастырей никаких нет. Есть ложь, лицемерие, страх, желание как-то упорядочить действительность, придать безадресности и бессмысленности какой-то порядок. Сделать его законом. И множат добровольные монахи бестолковые обычаи и обряды, строят свои воздушные монастыри. И я тоже. Моя монастырская служба - письма тебе.

Недавно видел падение небоскрёба. И не побежал, подобно сотням любопытствующих зевак, выяснять “А что случилось?”. Был ли он взорван фанатичными строителями воздушных монастырей, или построен недобросовестными земными застройщиками. Разве это важно? Само зрелище оседающей в закатных лучах каменной громады, столп пыли, зависший в пространстве, где несколько секунд назад возвышалась незыблемая твердь, повергало в оторопь. Я ясно ощутил, что жизнь, по большому счёту, закончена. Для меня она кончилась не смертью тела, а осознанием неспособности ни на что повлиять. А если я и способен, то влияние это настолько мизерно и обманчиво, что только раздражает своей иллюзорностью.

Поэтому я просто пишу. Писать тебе - всё, что у меня осталось. Вновь и вновь повторяю твоё имя и рассказываю что-то, может быть совсем неинтересное тебе. Даже наверняка неинтересное.

Проходя мимо кирпичных стен, пишу на них, пишу на любом обрывке, любом клочке времени и пространства. Иногда буквы размываются в глазах, абсолютно не понятно, как писать, о чём писать? И я, по глупости, то снимаю, то надеваю очки, как будто они помогут что-то разглядеть в моих путанных мыслях.

А иногда я действительно пишу тебе. Стоя в пробке или даже просто остановившись на светофоре, достаю айфон, колочу пальцами по дисплею, под имитированное клацание клавиатуры. Порой я набираю длиннющие сообщения, и даже не успеваю заметить, как зарядка кончается и перед глазами вспыхивает чернота, обрывающая меня на полуслове. А иногда я пишу совсем короткое: “Очень соскучился. Скоро приеду”, но палец предательски подрагивает и вновь не нажимает кнопку “отправить”.

Зачем? Не надо. Всё тлен, прах и в прах вернётся. Также как когда-то ты демонстративно сожгла все мои письма. Показав, что всё кончено. Превратить слова в пепел легко, а пепел в слова?

Много лет только этим и занимаюсь, пытаюсь превращать пепел в слова. Зачем? Зачем мои слова тебе? Именно поэтому я никогда не нажимаю “отправить”. Зачем слова миру, где достаточно убивать с особой изощрённостью, чтобы остаться в памяти на века?

Где помнят Герострата, не имея понятия, о строителях сожженного храма.

P.S.

“Привет тебе и малышу, как у вас дела? Я сейчас в городе, может быть, встретимся?” – набираю сообщение и нажимаю, наконец, заветное “отправить”.

Когда-то мы с тобой очень долго строили светлый и прекрасный храм, в тяжёлую минуту не совладали с собой, из каких-то случайных искр раздуло пламя ярости, храм запылал и сгорел до основания. Но знаешь, я только сейчас понял, что он никуда не делся. Потому что главное не наличие храма, а его строительство. Если храм построен, значит, он существует, даже если ты сжёг его на следующий день. Только творец может сжечь и не стать Геростратом.

Из потока мыслей вырывает сигнал сообщения. Я не надеялся, что ты ответишь, и теперь мне страшно читать ответ, но я открываю, и там всего три слова:

- Всё нормально, приезжай.

Теги: музыка , общество , вне потока , храм , сплин

98 комментариев

3 Podpolny
24 сентября 2019, 16:17

Спонсоры этого поста

  • Aliina20
  • SaMu

Репост от

  • Aliina20
  • Cherryiker