Обратная связь
×

Обратная связь

Как писать прозу

  • 0
  • 978
  • 0

Как писать прозу.
(Для чтения в литературном клубе)
Прежде всего, уясним и запомним:
1. Прозаический текст состоит из: пейзажа, повествования, описания и прямой речи.
2. Само произведение (роман, повесть) состоит из отдельных самостоятельных частей — историй (фабулы), связанных сюжетной линией, в прямой или обратной последовательности, в иных случаях параллельно-последовательный сюжет, согласно фантазии автора избравшего то или иное композиционное построение.
А как писать прозу? Вопрос конечно интересный, без пол-литра не разберёшься. Присядем, подумаем: О чём писать? Где взять тему? Вспомним всё, что нас раздражает: соседского кота, обгадившего входную дверь, лицо подруги, напоминающее египетскую мумию, продавщицу, обсчитавшую в супермаркете, пьяного хирурга, отрезавшего ногу вместо воспалившейся руки, акима города строящего велосипед в очередной раз, и наконец, Президента Республики Мали, не говорящего по-казахски. Чем это не тема? Выбрали?
Теперь нам необходимо выбрать верное композиционное построение, ведь нам предстоит расставить все наши историй (фабулы) в прямой или обратной последовательности и связать между собой общими фактами или сквозными персонажами. В своей «Тюркиаде», я избрал параллельно-последовательную сюжетную линию, где описание событии восьмого и двадцатого веков раскрываются в одной главе, во вневременных рамках. Самое простое композиционное построение сюжета — прямое последовательное. С композицией решили, есть сюжетная линия, состоящая из отдельных историй связанных между собой общим сквозным персонажем и общей темой.
Можно садиться за письменный стол. Включаем ноутбук, открываем текстовый редактор. И всё! Приплыли… Сели на мель, отмеченную в навигационной карте, как «Проблема первой строки». Стучим по столу, бесполезно! Первое, что приходит на ум: надо заменить «музу».
У древних хазар-иудеев было заведено: когда на Хазарию обрушивались бедствия (чума, враг, голод), простой народ шёл к дворцу правителя и кричал в исступлении, что каган потерял свою божественную силу, его оставила божья благодать, и его нужно удавить и избрать нового. И слуги, некогда прислуживавшие несчастному государю, удавив его как безродного пса, выбрасывали труп на съедение бродячим собакам. Хороший обычай! И нам нужно помнить и следовать ему. Старую «музу» удавили и выбросили за угол дома, «пнув» для верности труп. Король умер! Да здравствует король!
Начинаем всё заново. Помогло! Написаны первые строки: «В первых строках своего письма…»
Итак, у нас есть тема, мы преодолели страх перед первой строкой. Теперь нужно вспомнить, отчего некоторые романы и повести столь динамичны и читабельны. Взять хотя бы отрывок повести Александра Сергеевича Пушкина «Капитанская дочка» и сравнить с текстом романа «Война и мир» Льва Николаевича Толстого:
«Отец мой Андрей Петрович Гринёв в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17… году. С тех пор жил он в своей симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина. Нас было девять человек детей. Все мои братья и сёстры умерли во младенчестве». (А. С. Пушкин)
«Наташа в эту зиму в первый раз начала серьёзно петь и в особенности оттого, что Денисов восторгался её пением. Она пела теперь не по-детски, уж не было в её пенье этой комической, ребяческой старательности, которая была в ней прежде; но она пела ещё нехорошо, как говорили все знатоки-судьи, которые её слушали». (Л.Н. Толстой)
Как видно из первого отрывка там превалируют простые предложения в отличие от второго текста, отчего достигается динамичность сюжета и в нашем воображении возникает целый ряд немаловажных фактов из семейной хроники. Тогда как во втором тексте говорится об одном пение Наташи, и он трудно читабелен и трудно воспринимаем из-за сложного предложения, которое как бы тормозит развитие сюжета.
Современные требования издателей к авторам относятся в первую очередь к динамике текста, это и желание читателей. Динамичность текста и самого сюжета достигается простыми предложениями.
Затем следует придерживаться кратких абзацев, из которых как из кирпичиков складывается всё стройное, воздушное здание-композиция. Абзацы не должны быть необъятными, чтобы читатель не утерял направления вашей мысли, с трудом дойдя до конца многотрудного полустраничного текста. А потому вбить себе в голову, что первое предложение абзаца рассказывает о каком факте или событие, а второе, третье и четвёртое предложения лишь дополняют и раскрывают первое. Можно сказать, что идеальный абзац состоит из четырёх или пяти простых предложений.
Очень скоро мы, осилив первую строку и настрочив несколько абзацев, столкнёмся со следующим вопросом: «Не пора ли закончить первую картинку?» Роман или повесть лучше разбить на маленькие самостоятельные главки, чтобы при случае можно было безболезненно сократить и отредактировать отдельные главы, или вообще изъять одну. Только в таком случае вся сюжетная линия не разорвётся и возможно будет смонтировать заново переписанные абзацы и предложения. Не оттого ли ещё с античных времён эпические произведения художественной литературы состояли, как правило, из семи или восьми частей? Прав был Марк Твен, когда говорил, что древние украли все наши лучшие идеи.
И вот, мы закончили первую главу романа, и у нас уже наметилась одна сюжетная линия, но этого недостаточно. Роман должен состоять из двух или трёх сюжетных линии, иногда и большего числа, которые взаимосвязаны основной идеей или сквозными персонажами и героями произведения. Я, начав писать «Тюркиаду», главы своего романа составил из двух основных сюжетных линии: первая – героическая историческая часть, воскресившая события восьмого века в Западно-Тюркском каганате, связанная сквозным персонажем с современной историей Сары-Арки, изображённой уже в сатире, как негативное явление, отразившее моё отношение к происходящему процессу деградаций общества.
Время больших эпических полотен прошло. Ни у кого нет времени на чтение «опусов» в пятьсот страниц. Бросят после ста страниц: скучно и нудно. Льва Николаевича Толстого, нынче бы забросали тухлыми яйцами. Самый оптимальный размер романа в полтораста или даже полста книжных страниц, т.е. в десять или в четыре печатных листа. Романы современной популярной французской писательницы Франсуазы Саган, всего в четыре печатных листа: «Здравствуй грусть» и другие.
Наконец-то мы закончили с советами по повествовательной части, теперь приступим к описательной. Избегайте излишней детализации – это затрудняет восприятие самого главного, засоряет текст. Но при этом не нужно забывать, что полное отсутствие такового, омертвляет произведение, от этого оно теряет свою художественную ценность. Пару ярких художественных штрихов делает персонаж живым, осязаемым и узнаваемым. Этого можно добиться через описание внешности персонажа, окружающей его обстановки, действий предпринятых им, и наконец, через прямую речь по которой можно судить о нравственных качествах, социальном положений, образований, поле, возрасте, религий и даже национальности. Помните, что штампами предосудительно пользоваться в авторской речи. Пословицы и поговорки относятся к штампам, и если они время от времени мелькают в прямой речи героев, они как нельзя лучше характеризуют их. Убедитесь в этом сами по этому отрывку: «В кафе вошёл средних лет мужчина в китайском пуховике, с недельной щетиной на щеке и, дохнув перегаром в лицо опешившей официантке, озадачил вопросом: «Почём нынче опиум для народа?» Не правда ли живая картинка? Персонаж чётко обрисован: пол, возраст, его нравственная характеристика (щетина, перегар, штампованная речь).
И последнее, описание природы многие писатели просто опускают, а жаль. В самом названии континентов: Африка, Австралия, Латинская Америка – есть что-то завораживающее, было бы неплохо, если действие романа происходит там, и кроме повествования, описания, прямой речи, обнаружить в произведении и пейзаж. В описании природы у американских писателей происходили казусы на протяжении целого столетия, они писали, как ночами поют соловьи, взлетают над полями жаворонки. Ни соловьёв, ни жаворонков в Америке нет. Многие писатели прозаики начинают свои произведения или отдельные главы с пейзажа и им же, бывает, заканчивают. Пейзаж выполняет ту же роль, что и нейтральный переходной кадр в кино и на телевидение.
«Синее спокойное озеро в глубокой раме гор, окрылённых вечным снегом, тёмное кружево садов пышными складками опускается к воде, с берега смотрят в воду белые дома, кажется, что они построены из сахара, и всё вокруг похоже на тихий сон ребёнка». (Начало четвёртой главы «Сказки об Италии» Максима Горького).
Обычно на пейзаже отдыхают, чтобы перейти к новым конфликтным ситуациям.
Читайте классиков! Чем больше читаете, тем легче писать прозу.

6 ноября 2011 года Турсынгазы Абылкасов

 

Теги: креатив

0 комментариев

4289 87076531425
09 ноября 2012, 14:23